Френкель Захарий Григорьевич Реферат


Уважаемый посетитель, по ссылке выше можно скачать Френкель Захарий Григорьевич Реферат. Скачивание доступно на компьютер и телефон через торрент.

Френкель Захарий Григорьевич Реферат

Осенью 1898 года З.Г. Френкель был переведен на должность земского санитарного врача в фабрично-заводской пригород Петербурга. В это же время состоялась его женитьба на Л.К. Полтавцевой — вместе с женой они поселились в небольшой квартире за Нарвской заставой. В этом браке родились три дочери: Зинаида, Лидия и Валентина.Помимо большой практической работы, З.Г. Френкель начинает серьезно заниматься исследованиями все более глубокого научного характера, он принял активное участие в проводившейся в 1900 году переписи населения Санкт-Петербурга, здесь он еще глубже приобщился к статистике и демографии, что с тех пор составило значимую часть его последующих научных интересов.В 1901 году Френкель был выслан в Новгород, где работал ординатором в Колмовской психиатрической больнице.

Молодого врача беспокоило бедственное положение детей. Детские болезни уносили сотни жизней. По инициативе З.Г. Френкеля в летнее время в губернии открылось несколько яслей-приютов, где дети какой-то период находились под наблюдением медицинских работников. Френкель активно участвовал в организации и проведении педагогических курсов для учителей земских школ, где читал лекции по школьной гигиене, основам физиологии и гигиены школьников. Некоторые разделы медицины Вологодской губернии были впоследствии представлены З.Г.Френкелем на международной гигиенической выставке в Дрездене. Вологодский период жизни и деятельности З.Г.Френкеля невелик. Но он неоднократно вспоминал это время и говорил, что Вологда его обогатила духовно, он многое наглядно увидел, расширил свой политический кругозор, и уже тогда начал более подробно заниматься вопросами санитарной статистики, демографии и геронтологии.

Но мне судебный процесс дал возможность публично в самых резких словах заклеймить презренную попытку оскорбить общественного земского работника поднесением взятки. В самом Петербурге среди полицейских и городских санитарных врачей было бытовым явлением «принятие благодарности», т. е. взятки, от владельцев различных осматриваемых заведений, и не так легко было отбить охоту перенести эту практику и по отношению к земскому общественному работнику. Должен сказать, что за два года работы в самом захолустном Новоладожском земстве ни одного случая попытки «благодарности» или
взятки не было. Был такой генерал-майор медицинской службы, всесильный член Петербургской управы и председатель её санитарной комиссии Оппенгейм, который счёл нужным обратиться ко мне с наставлением, что-бы я не ругал и не прогонял взяточников, а их приношения передавал бы
в кассу благотворительного общества помощи бедным. Я выслушал этот конфиденциальный совет «слишком горячему молодому врачу», а когда открылось заседание, попросил слова и публично рассказал о недостойном, унижающем звание врача совете, данном мне председателем.

В начале 20 века: Из всех исключительных, представляющихся теперь просто невероятными, проявлений неблагоустройства и антисанитарного состояния за Нарвскими воротами меня больше всего поражало положение дела с водоснабжением. Во всех дворах, густо застроенных двухэтажными деревянными домами с «угловыми» квартирантами-рабочими вода для питья и хозяйственных потребностей забиралась вёдрами из бака, вкопанного в заболоченную почву двора. В этот бак вода подавалась под очень слабым давлением по деревянным сверлёным трубам из реки Екатерингофки после принятия ею огромного количества фекально-хозяйственных вод из Обводного канала, реки Ольховки и других сточных протоков так называемой Болдыревской водокачки. Эта вода была настолько грязна, что каждый день, когда жильцы разбирали из бака всю воду, на дне его оставался 10–15-сантиметровый слой зловонной жижи, которую лопатами выбрасывали во двор. И такою «болдыревской» водой снабжалось столичное население участка за Нарвской заставой. Как-то, идя на заседание санитарно-технической секции Общества охраны народного здоровья, чтобы сделать доклад о состоянии благоустройства в моём пригороде Петербурга, я взял с собой большой сосуд воды из такого пресловутого бака. При демонстрации этой воды все специалисты были убеждены, что им предъявлена канализационная сточная жидкость, и с трудом могли поверить, что такой водой пользуются люди для хозяйственно-питьевых целей.

В дачный период (июль–август) мы жили в Вейксдорфе (несколько станций от Дрездена). Это деревня, девушки которой, дочери местных крестьян, работали преимущественно на шоколадных фабриках в Дрездене. Вокруг — прекрасные места для прогулок: леса с озёрами, перемежающиеся с полями и лугами. Мы сняли мезонин в одной из дач, обедали в крестьянской семье по соседству, а по воскресеньям — в ресторане подле железнодорожной станции. Каждый день я по железной дороге ездил в Дрезден на выставку. Наши три дочери быстро сдружились с детьми соседнего врача и с другими деревенскими детьми, причём гораздо скорее, чем на уроках немецкого языка, овладели запасом слов, необходимым для общих игр и проказ на улице. Они быстро усвоили, что при прогулке по полевым межам и дорогам нельзя срывать ни одного колоска, за этим следила полевая полиция; что нельзя на улицах и на дороге поднять упавшую с дерева грушу,т. к. это «неприлично», «непристойно», стыдно — одним словом — «s’ist doch unanstandig», как объяснил мне порядочный «головорез» — уличный мальчишка, отвечая на мой вопрос, почему он не берёт упавшие с дерева груши. Грушевыми деревьями были обсажены все дороги и улицы. Оказалось, что все эти деревья сдавались сельским обществом в аренду садоводу, которому и принадлежал весь урожай плодов. Только он собирал опавшие плоды и ухаживал за деревьями.

Удивляли нас и другие обычаи местного населения. Прежде всего, стойко сохранявшиеся привычки к общности и взаимосвязи между людьми, без разделения на «своих» и «чужих». Идя по улице, приходилось непрерывно отвечать на приветствия: «доброе утро», «добрый день» и т. д. Через дватри дня все соседи были уже, очевидно, осведомлены кто мы, куда и зачем я езжу… Подходя к железнодорожной станции, я вижу, что могу опоздать к поезду, ускоряю шаги, но слышу спокойное приветствие сторожа, занятого подметанием дорожки: «Добрый день, доктор! Не спешите. Ещё есть время. Ещё целая минута». Откуда он уже знает, что я спешу к дрезденскому поезду? Почему называет меня доктором? — недоумеваю я, выражая ему на ходу благодарность за внимание.

реферат ученый гигиенист. Реферат ученый гигиенист Захарий Григорьевич Френкель

Быт жителей саксонской деревни существенно отличался от быта русских деревень. В Вейксдорфе был свой уличный сторож, подметавший улицу, собиравший весь сор и конский навоз с дороги. Последний он использовал в качестве удобрения уличных посадок из фруктовых деревьев. Имелся в деревне и свой «ассенизационный обоз», два-три раза за лето вывозивший на поля и луга нечистоты из выгребных домовых уборных. Было и своё водоснабжение — хорошо оборудованные буровые колодцы с насосами. При нас после уборки скошенного сена луга были политы нечистотами, вычерпанными из придомовых выгребных ям. На несколько часов воздух был отравлен сильнейшим зловонием. На возмущение Любови Карповны, жаловавшейся на невозможность прогулок, наш хозяин с совершенно невинным видом и без удивления по поводу «вздорных», на его взгляд, претензий, заявил: «Да ведь это же просто удобрение! Ничего более».Разлитые по скошенному лугу нечистоты, разумеется, нельзя запахать, поэтому понадобилось несколько дней, чтобы они окончательно минерализировались и перестали издавать зловоние. Зато после этого трава для второго укоса (отава, как говорят на Украине) стала быстро и пышно разрастаться, и луг ласкал взор свежей густой зеленью.

Летом во главе группы русских врачей выехал для ознакомления с медицинскими учреждениями и санитарным благоустройством в странах Западной Европы. Принял активное участие в организации Всероссийского союза городов, возглавил вместе с инженером В.И. Штейнингером его Петроградское отделение.

Из Википедии — свободной энциклопедии

Теперь, когда партия выступает под республиканским знаменем, говорил он, перед ней открывается возможность для широких совместных действий, заключения блока на выборах, различного рода соглашений с другими партиями. 29 марта на заседании ЦК был избран в состав агитационной комиссии, заявил, что на предстоящем 4 апреля Пироговском съезде в Москве необходимо организовать представительство партии с целью сближения с возможно более левыми течениями. Подходящими, по мнению Френкеля, темами могли бы быть продовольственный вопрос, о форме правления (см. там же, с. 16).


Похожие записи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *